Главная > 2-ая Испанская Лига > Arkham Horror: 2-ая Испанская Лига. Сценарий 8

Arkham Horror: 2-ая Испанская Лига. Сценарий 8

Предлагаем вам перевод восьмого сценария под названием Пещера. В нём исследователям предстоит предотвратить появление в Аркхэме ужасного монстра с щупальцами и копытами.

Сценарий 8. Пещера
(требуется: базовая игра, Dunwich Horror, Kingsport Horror, The Black Goat of the Woods)

Леденящее предчувствие, назойливо кружившее в моем смущенном, но еще способном противиться сознании, перешло в уверенность. Я был один, окончательно и безнадежно один в лабиринте широкой пещеры. Последнее, что я помню – это итальянца и его крики отомстить мне. Может это и было его наказание?

Топчась на месте, я обводил пространство напряженным взглядом, но ни в одной стороне мне не открылся знак, который указал бы путь к спасению. Не узреть мне больше благословенного света дня, не ласкать взором милые холмы и долины прекрасного мира, оставшегося далеко, мое сознание не могло далее лелеять даже тень надежды. Она покинула меня. Однако, жизнь приобщила меня к касте философов, и я испытал немалое удовлетворение от бесстрастия моего поведения: хотя мне приходилось читать о неукротимом бешенстве, в которое впадают несчастные, оказавшиеся в подобной ситуации, я не испытывал ничего даже близкого к такому состоянию и оставался в той же мере невозмутим, в какой осознавал полную потерю ориентации. Если смерть ждет меня, рассуждал я, то эта ужасная, но величественная пещера, став моим склепом, окажет мне столь же радушный прием, что и кладбище; и это соображение отозвалось во мне волной спокойствия, а не отчаяния.

Свет от фонарика бледнел; близился момент, когда кромешная темнота земного зева должна была окутать меня. Внутри тающего круга света я оцепенело рисовал себе точную картину приближающейся смерти. Я решил испробовать все возможности спасения, не пренебрегая даже самой призрачной; поэтому собрал всю мощь своих легких в тщетной надежде привлечь внимание залпом глухих криков. Да, испуская вопли, в глубине души я надеялся, что они не достигнут цели, и мой голос, гулкий, отраженный бесконечными изломами поглотившего меня черного лабиринта, вольется лишь в мои ушные раковины.

Тем не менее, я насторожился, когда вдруг мне почудилось, что я улавливаю приближающиеся шаги, вдавливающиеся в каменный пол пещеры. Неужели освобождение пришло так быстро? Неужели вопреки моему кошмарному предчувствию кто-то заметил мое преступное отсутствие и двинулся по моим следам, чтобы отыскать меня в путаном царстве известняка? Эти вопросы осенили меня радостью, которая росла, и я готов был возобновить крики, чтобы приблизить минуту спасения, как вдруг мой восторг сменился ужасом; слух мой, всегда чуткий, а теперь еще более обостренный полным безмолвием пещеры, донес до оцепенелого сознания уверенность, что шаги не похожи на шаги человека. Шаги были тяжёлые, а звук напоминал стук копыт огромного существа.

Я уже не сомневался, что своими криками пробудил ото сна какого-то дикого зверя. Может быть, думал я, Всевышний грозит мне не голодом, а другой, более быстрой и милосердной смертью? Инстинкт самосохранения, еще теплившийся во мне, шевельнулся в моей груди, и хотя надвигающаяся злая сила несла избавление от медленного и жестокого конца, я решил, что расстанусь с жизнью только за самую высокую плату. Как это ни странно, но по отношению к пришельцу я не испытывал ничего, кроме враждебности. Оценив ситуацию, я притаился, надеясь, что загадочный зверь, не различая ни звука, утратит ориентацию, как это произошло со мной, и пройдет мимо. Однако моим надеждам не суждено было сбыться; нечеловеческая поступь неуклонно надвигалась, видимо, зверь чуял мой запах, заполонивший нетронутое пространство пещеры.

Я оглянулся по сторонам в поисках оружия, которое защитило бы меня от нападения невидимого в жутком мраке пещеры противника. Мне удалось нащупать самый большой камень из тех, что валялись повсюду, и я вцепился в него обеими руками, готовясь к отпору и смирившись с неизбежностью. Прислушиваясь к поступи чудища, я не сомневался, что двигается четвероногое существо, перемещающееся с характерным перебоем между задними и передними лапами; однако на протяжении нескольких коротких и нерегулярных интервалов мне казалось, что я различаю походку двуногого. Внезапно меня осенило: даже если мне удастся столкнуться с противником, я никогда не увижу его облика, поскольку мой фонарик давным-давно погас. Мой мозг был напряжен до предела. Расстроенное воображение выдергивало из тьмы, окружавшей меня и все с большей силой, давившей на меня, кошмарные пугающие силуэты. Ужасные шаги раздавались совсем рядом. Казалось, пронзительный вопль рвался наружу, но, даже если бы я решился крикнуть, вряд ли мой голос послушался бы меня. Я окаменел от ужаса. Я не был уверен, что моя правая рука справится со снарядом, когда настанет момент метнуть его в надвигающееся чудище. Равномерный звук шагов слышался рядом, теперь уже действительно рядом.

Я различал тяжелое дыхание зверя и, несмотря на шок, моя правая рука, безошибочно направленная слухом, выбросила изо всей силы остроконечный кусок известняка в сторону темного пространства источника дыхания, и удивительным образом снаряд сразу же достиг цели. Приноровившись, я бросил второй камень, и на этот раз удар превзошел все мои ожидания; существо издало нечеловеческий крик. Почти сломленный охватившим меня упоением, я привалился к стене. До меня доносилось дыхание — тяжелые вдохи и выдохи, а также какое-то металлическое бренчание. Тут же вдалеке я заметил источник этого металлического звука и понял, что это человек. Я бежал навстречу блику и вдруг, не успев понять, как это произошло, оказался простертым у ног итальянца. Прильнув к его ботинкам, я, отринув свою хваленую сдержанность и путаясь в словах, бессвязно изливал на ошеломленного слушателя свою страшную повесть, перемешанную с потоком высокопарных изъявлений благодарности. Постепенно я почувствовал, что рассудок возвращается ко мне. Итальянец тем временем перепугался и, рассказав, что это он заточил меня в пещере, пообещал освободить. Ободрённый этой новостью, я стал размышлять о странном существе, раненном мной. Я взял фонарь у итальянца, и мы, продвигаясь со всей осторожностью, словно в едином порыве, замерли от изумления: увиденное никак не отвечало ни одному мыслимому представлению о монстрах. Это было мерзкое и страшное существо, размером со слона и со щупальцами на ногах. Количество и размер щупалец поражало, но объяснить их предназначение было трудно. Слух не подвёл меня, ведь на конечностях помимо склизких щупалец были копыта.

Существо не могло до нас добраться, так как потолок пещеры в том месте, где мы находились, был на порядок ниже. Итальянец выхватил пистолет с явным намерением прикончить чудище, как вдруг одно из огромных щупалец с молниеносной скоростью пронзило его тело. Я не издал ни звука, поскольку попусту окаменел. Еще через мгновение щупальце стало буквально высасывать внутренности итальянца, который наполнил пещеру жутким криком. Я почувствовал, как его рука схватила мою и сдавила настолько сильно, что фонарь чуть было не выпал на пол. Я не шелохнулся…

Задание: не позволить жуткому монстру выбраться из пещеры.

Подготовка к игре: Как обычно. Следуйте стандартным правилам Ужаса Аркхэма, Ужаса Кингспорта и Чёрного Козерога лесов. Из Ужаса Кингспорта возьмите только указанных исследователей. Если начнется битва с Древним, вы должны использовать карты Эпической битвы (Epic Battle). Не используйте никаких других компонентов Кингспорта в этом сценарии; из Ужаса Данвича используйте ТОЛЬКО карты Безумия (Madness) и Травм (Injury) (сохраняя полученные в предыдущем сценарии).

И наконец, введите в игру геральда Чёрного Козерога лесов и следуйте его инструкциям во время всего сценария.

Не забудьте про Три правила Второй Испанской Лиги Ужаса Аркхэма.

Вы можете использовать для игры только следующих исследователей: Луни Ти. Уэст (Lonnie T. West), Тони Хардинг (Tony Harding), Анна Маккинли (Hannah McKinley), Лиззи Освальд (Lizzie Oswald), Фрэнсис Сэйлор (Francis Sailor), Уоррен Кулидж (Warren Coolidge), Бернард Навас (Bernard Navas), Пол Дж. Ред (Paul G. Red), Мэнди Томпсон (Mandy Thompson), Чарли Кейн (Charlie Kane).

Восемь первых исследователей вы найдете в материалах соответствующих сценариев (1, 3, 5 и 7).

Мерзкие пещеры

На локации Черная пещера (Black Cave) врата не могут быть запечатаны, а также не могут появляться фишки улик.

Лазутчик

Один исследователь, выбранный командой, начинает сценарий с картой члена культа «One of the Thousand» (Один из тысячи), и оставляет ее у себя согласно условиям Трех правил.

Условия победы

Число запечатанных врат, необходимых для победы в данном сценарии равняется 8, но если в Аркхэме не осталось монстров с символом шестиугольника (hexagonal), включая Окраины, на момент запечатывания шести или семи врат, то в подобном случае для победы достаточно 6 запечатанных врат. Все остальные условия победы такие же, как описано в правилах базовой игры.

Дополнительные материалы:

Скачать 8-ой сценарий в формате Word (.doc, 75 KB)

Скачать карточку сценария (+рубашка) (2.48 MB)

Использованы материалы:

www.boardgamegeek.com
www.edgeent.com

Реклама
  1. Август 15, 2012 в 07:56

    спасибо за отличную работу 🙂

    • Август 16, 2012 в 14:22

      Не за что, как и договаривались 😉

  2. Лёха-ножи.
    Январь 14, 2016 в 09:35

    Спасибо за прекрасный перевод и очень сильную атмосферу игры,которую добавляют данные Лиги.
    Удачи Вам!

  1. Август 14, 2012 в 01:49
  2. Август 15, 2012 в 14:46

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s